Запреты

Изображение

Что отличается? Запахи и температура, думаю в первый момент. Затем доходят звуки, столь особые для каждого места, серость зимнего неба или тёмный оттенок воды в реке, что пересекает часть Европы. Что действительно ново? Я продолжаю задаваться этим вопросом пробуя что-то на вкус здесь или впервые протягивая руки туда. Может быть музыка, или звук трамвая, тормозящего на остановке, или снег, лежащий кучами на обочине, или весенние цветы, пробивающиеся на свет, хоть их возможно поджидают худшие из заморозков. В чём же заключается странность? В колоколах церквей, которые ровно каждый час будто соревнуются, или же в некоторых домах, по сравнению с древностью которых кажутся новостройками строения старой Гаваны.

Но ни в изобилии современных автомобилей, ни в Wi-Fi сигнале, позволяющем почти везде выйти в Интернет, не в этом для меня заключается настоящая новизна. И не в киосках полных газет, не в магазинных полках, ломящихся от товаров, и не в собаке посреди перехода в метро, к которой относятся как к владелице и хозяйке ситуации. Странными являются и не дружелюбие чиновников, и не почти полное отсутствие очередей, и не химеры с острыми когтями и клыками, выступающие из фасадов, и не вино с поднимающимся паром, которое пьют скорее чтобы согреться, нежели насладиться вкусом. Ничто из этих ощущений, первых или почти забытых за десятиление без путешествий, не является тем, что отмечает разницу между этим Островом, который я сейчас вижу вдалеке, и теми странами, в которых я в этот раз побывала.

Главный контраст заключается в том, что разрешено, а что нет. С тех пор, как я вышла из первого самолёта, я ожидаю, чтобы меня отчитали, чтобы кто-нибудь вышел и предупредил меня “этого делать нельзя.” Я ищу глазами охранника, который бы подошёл и сказал мне “фотографировать не разрешается”, угрюмого полицейского, который бы крикнул мне “гражданка, документы”, чиновника, который бы перерезал мой путь в каком-нибудь коридоре со словами “здесь нет прохода”. Но я не сталкиваюсь ни с кем из этих персонажей, таких распространённых в Кубе. Таким образом для меня большая разница не в восхитительном хлебе с семечками, забытой говядине вновь появившейся в моей тарелке или в звуке другого языка в моих ушах. Нет. Большая разница в том, что я не ощущаю постоянно над собой красный сигнал незаконности, свистка, который вдруг одёрнет меня в чём-то нелегальном, постоянного чувства, что любое, что бы я ни делала или думала, может оказаться запрещённым.

Оригинал (Prohibiciones)

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s