Культура для избранных

Мы собирались отпраздновать день рождения Рейнальдо на концерте Педро Луиса Феррера (Pedro Luís Ferrer) – в Музее Декоративного искусства района Ведадо. Концерт назывался “Velorio”.

Вот только полицейским от культуры пришло в голову запретить нам вход. Из собственных тел баррикаду устроили между входом и залом. Обвинили нас в том, что мы собирались устроить какую-то провокацию, хотя, на наш взгляд, как раз они и устроили настоящий скандал, вместе с телекамерой официального телеканала, которую они позвали, чтобы нас заснять! По-моему, беспкойные ребятишки из службы безопасности по субботам слишком много фильмов смотрят. На самом деле наши планы ограничивались семейным походом – ведь даже сын наш был с нами. Просто хотелось послушать песни известного музыканта, а потом забежать на огонек к приятелю.

Но у входа в музей нас ожидал настоящий “митинг осуждения”. Не хватало только забрасывания яйцами и избиений, для полного комплекта Некий мужчина (себя не назвал – мода трусливо скрывать свое лицо у них вечна), проорал мне, что я хочу “разрушить кубинскую культуру” и что “это место принадлжит кубинской культуре”. Кажется что то, что случилось на представлении Тани Бругера (Tania Bruguera) резко подействовало на нервы бюрократии от искусства. Боятся, что мы снова возьмём в руки микрофон. Хотя, на самом деле, лучше громкоговоритель установить на каждом углу, только тогда все желающие высказаться сумеют это сделать. Надо заметить, что многие из тех, кто наблюдал за произволом и нарушением наших законных прав, избегали даже кивком нас приветствовать перед лицом огромного количества служак. Другие же люди, чьи имена не называю,  наоборот, выражали солидарность и не боялись, что их рядом с нами увидят.

Нам пришлось расположиться около решетки, а во дворе на креслах устроились зрители, которых было немного – больше всего пенсионеров и парней, постриженных по-военному. Впечатление осталось такое, что слов песен Педро Луиса они не знали – подпевать не могли. Несколько друзей, среди них Клавдия, присоединились к нам в знак солидарности с “вынужденным изгнанием”, и простояли мы снаружи до тех пор, пока не прозвучал последний аккорд. Когда все инструменты были уложены в футляр и трубадур вышел, он был ошарашен произошедшим и заверил, что поговорит об этом с вице-министром. Нам не хотелось его отговаривать, что не думаю, что чиновник даже такого ранга способен как-то воспрепятствовать выходкам репрессивных органов, которые намного выше этого чиновника, хотя, возможно, он и сам является их представителем.

Я знаю, что они мой блог читают – все те, кто мне помешал пройти внутрь меня узнавали в лицо. Так вот, хочу им сказать, что им не удастся меня заставить забиться в дом и тихо сидеть там. И не думаю отказываться от походов на концерты, культурные вечера, представления, юмористические спектакли… Я – культурный человек, как бы ни мечтали они застолбить эту категорию за группой избранных и идеологически подкованных товарищей. Им придется встать на вахту у дверей каждого театра, клуба и концертного зала. В любое из этих мест я могу заглянуть в любой момент. А вдруг мне придет в голову вскочить на эстраду и схватить микрофон?